Моника

Гены, нервы и бактерии

Ника Ахвледиани из НИИ урологии и его коллеги изучали эффективность существующих методов лечения и распространенность  преждевременной эякуляции среди россиян. В общей сложности в исследовании участвовали около 15 тысяч человек. Большая часть испытуемых просто пожелала протестировать эякуляторную функцию. Но были и мужчины, ранее наблюдавшиеся у врача по поводу какого-либо сексуального расстройства или урологического заболевания.Порадовать мужчин нечем: у каждого четвертого представителя сильного пола (27,7% мужчин) половой акт длится не более двух минут. «В норме длительность полового акта должна составлять от 2 до 15 минут», — поясняет Ника Ахвледиани, обращая внимание, что затяжной половой акт — это тоже патология. Впрочем, по данным исследователей из НИИ урологии, лишь каждый четвертый пациент имеет первичную форму патологии, остальные мужчины стали «скорострелами» из-за хронического простатита, эректильной дисфункции, заболеваний щитовидной железы или урогенитальных инфекций (C. trachomatis, M. hominis, U. urealiticum и T. vaginalis).
«Известно, что у трети пациентов с хроническим простатитом появляется раннее семяизвержение, — продолжает Ника Ахвледиани, объясняя вероятный механизм появления расстройства. — Причины этого феномена не совсем понятны, но есть предположение, что эякуляторное расстройство развивается из-за воспаления семенного бугорка, в котором сконцентрированы рецепторы, ответственные за оргазм».
Один из приемов лечения преждевременной эякуляции — это прижигание семенного бугорка. Ученые НИИ урологии доказали, что этот дедовский
способ не может иметь хоть какого-либо лечебного эффекта, хотя и передается урологами из поколения в поколение. «Пациентам с хроническим простатитом мы проводили уретроскопию и изучали строение семенного бугорка, — рассказывает автор работы. — Никакой взаимосвязи между изменениями семенного бугорка и ускоренной эякуляцией мы не нашли». Это означает, что теперь-то семенной бугорок урологи должны оставить в покое. «Среди факторов риска первичного преждевременного семяизвержения наиболее значимую роль играют генетически обусловленная серотониновая дисрегуляция и избыточная иннервация головки полового члена, — продолжает Ника Ахвледиани, рассказывая о результатах исследования. — Вероятность возникновения первичного преждевременного семяизвержения достоверно возрастает при S/S- и S/LA-генотипах 5-HTTLPR». Эти же виды полиморфизма гена, кодирующего транспортер серотонина, увеличивают предрасположенность мужчины к появлению вторичной формы преждевременного семяизвержения. Это означает, что, сделав генетический анализ, мужчина может предупредить развитие преждевременной эякуляции, исключив факторы риска — гипертонию, ожирение, хронические инфекционные заболевания и заболевания щитовидной железы. При серотониновой патологии с преждевременной эякуляцией неплохо справляются антидепрессанты. Правда, среди больных изначальным преждевременным семяизвержением депрессией страдают всего 16%, а вот прописываются антидепрессанты чуть ли не каждому мужчине, пожаловавшемуся на скоротечный секс. «Мы считаем, что применение этих препаратов допустимо только при наличии сопутствующего депрессивного синдрома, — резюмирует Ника Ахвледиани, обращая внимание, что терапия имеет много побочных эффектов. — Лечить таких пациентов должны и психиатры, и урологи».
Если причина заболевания — избыточная иннервация (сверхчувствительность головки полового члена), то эффективным оказывается хирургическое лечение. Во время операции врачи иссекают и сшивают чувствительные веточки нерва, который проходит по тыльной поверхности полового члена. «Операция завершается обрезанием — иссечением крайней плоти, за счет чего дополнительно снижается чувствительность головки», — продолжает Ника Ахвледиани. Эффект от этой операции сохраняется пожизненно. Рецидивы если и происходят, то чаще из-за недостаточного хирургического мастерства уролога.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *